Оставьте свой отзыв
Опрос
Удовлетворены ли Вы качеством услуг Главгосэкспертизы России
Выберите из списка:
Размер шрифта:ААА
Цветовая схема:ААААА
Изображения:Выкл.|Вкл.
8 (495) 625-95-95 Телефон в Москве
8 (800) 775-95-95 Бесплатный звонок по России Круглосуточно
Версия для слабовидящих

Боевая вахта Бугровского маяка

Бугровский маяк Волго-Балтийского водного пути был построен по проекту помощника начальника Шлиссельбургского отделения инженера Станислава Врублевского в 1906 году. Сегодня его более современный аналог из металлических профилей по-прежнему направляет суда ко входу в Неву, а ансамбль из развалин старой кирпичной башни и части пристроек признан объектом культурного наследия. Важнейшую роль Бугровский маяк сыграл в годы Великой Отечественной войны в деле укрепления обороны блокированного Ленинграда. Но в начале XX века против строительства маяка выступали представители российского дворянства, которые считали, что эта постройка будет бесполезной. 

Мировая история маяков насчитывает не одно тысячелетие, есть свои достопримечательности и в России: так, отдельного внимания заслуживают маяки северо-запада, расположенные на ладожском направлении грандиозного Волго-Балтийского водного пути. Историю маячного дела на Ладоге можно отследить с 1799 года, когда было принято решение о строительстве двух первых башен - на Стороженском мысу и на луде Железница, последний из которых снесло льдом всего через год. Стороженского маяка было недостаточно, вопрос безопасного плавания по-прежнему сильно беспокоил судовладельцев. Но схема освещения маяками трех озер – Ладожского, Онежского и Белого - была разработана только после войны с Наполеоном, в 1818 году. В итоге к 1830 году на юге Ладожского озера действовали четыре стационарных маяка, которые принадлежали государству и обслуживались на казенные деньги. Кроме того, строили частные маяки, которые содержались на средства заинтересованных лиц. 

Число маяков росло, не стояли на месте и технологии. До 1860 года почти все башни освещали медными масляными лампами с рефракторами, пока государство не заключило контракт с французами на поставку новых оптических аппаратов с линзами Френелевой системы. Эффект превзошел все ожидания: при яркости в 400 свечей свет был виден на расстоянии 30 верст. С 1876 года маяки начали окрашивать в разные цвета (полоски), чтобы их можно было отличить друг от друга. В 1900 году взамен невысоких и довольно изношенных башен было решено возвести новые маяки, схему расположения и конструкций которых разработал Станислав Врублевский. Первым маяком новой плеяды стал Бугровский маяк, который должен был давать узкий луч для обозначения фарватера до пересечения с Кошкинскими створными огнями. 

Против строительства Бугровского, а также Осиновецкого маяка – следующего на очереди, категорически выступили некоторые местные дворяне. Например, владелец яхты барон Карл Каульбарс считал, что Бугровский маяк – бесполезная постройка, а содержание подобных средств навигационного оборудования обойдется казне в огромные суммы. Он предлагал собственную схему строительства. В результате нескольких заседаний отраслевые комиссии остановились на проекте Врублевского, но приняв часть предложений барона. 

Так Бугровский маяк в 1906 году все-таки ввели в эксплуатацию. Это была круглая башня высотой 71,5 м. Толщина бетонных стен у основания достигала 1,4 м. С четырех сторон к нему вели лестницы из «Путиловской» плиты с маршами из гранита и поручнями из полированного дуба. На вершину башни можно было подняться по лестнице из 366 ступеней, которые вели к просторному полностью застекленному помещению, где находилась святая святых маяка - линза с лампой. Осветительный дерекционый аппарат состоял из усовершенствованных линз Френеля, доставленных из Парижа. В 1925 году французские инженеры приезжали в Россию, чтобы провести профилактику сложного аппарата. Вокруг маяка появлялись новые постройки - в 1930-е годы здесь разместили исследовательский институт, назначение которого не разглашалось общественности. Но настоящая ценность Бугровского маяка стала ясна во время Великой Отечественной войны, когда в 1942 году именно маяки Ладожского озера несли боевую вахту, обеспечивая операции кораблей Ладожской военной флотилии и плавание транспортеров с продуктами и боезапасом для блокадного Ленинграда и Ленинградского фронта. 

Бугровский маяк находился всего в трех километрах от линии боевых действий, поэтому пострадал больше всего: немцы пытались вывести его из строя систематическими артиллерийскими обстрелами днем и ночью. Каким-то чудом высокая башня долго оставалась невредимой, но когда закончились белые ночи, и огонек на вершине загорелся вновь, становясь и ориентиром для противника, обстрел маяка был усилен, и часть башни все-таки упала под прямыми попаданиями снарядов. Но даже тогда маячники упорно не сдавались: повреждаемый фонарь быстро восстанавливали или заменяли на новый, а после разрушения основной части башни перенесли в амбразуру окна уцелевшей стены высотой всего лишь 7 м. Огонь Бугровского маяка зажигался вновь и вновь и помогал Ладожской флотилии на этом участке фронта. 

Руины того самого Бугровского маяка и старого ледника – хозяйственной пристройки к маяку - остались на своем историческом месте в Кировском районе Ленинградской области. Отстроенный рядом с ним уже после войны металлический Бугровский маяк указывает для судоводителей направление следования с разворотного круга трассы до приемного Бугровского буя Кошкинского фарватера - вход в реку Нева. И уже эту башню, как и другие средства навигационной обстановки Волго-Балтийского водного пути на ладожском направлении – Стороженский и Свирский маяки, а также их пристройки планируют реконструировать. Проектная документация на проведение работ была подготовлена Ленгидропроектом и одобрена в Главгосэкспертизе России. Реконструкция направлена не только на улучшение рабочего состояния маяков, но и на сохранение их архитектуры.

bugrovskiy_mayak2.jpg

Поделиться статьей:
Подписаться на рассылку
Назад