Важно!
Порядок изменения цены контракта в соответствии с ПП РФ № 1315
Оставьте свой отзыв
Опрос
Удовлетворены ли Вы качеством услуг Главгосэкспертизы России
Выберите из списка:
Размер шрифта:ААА
Цветовая схема:ААААА
Изображения:Выкл.|Вкл.
8 (495) 625-95-95 Телефон в Москве
8 (800) 775-95-95 Бесплатный звонок по России Круглосуточно
Версия для слабовидящих

Как похорошела Москва при Николае Алексееве

Купец Николай Александрович Алексеев занял должность городского головы в 1885-м, когда ему было всего 33 года, и занимал его вплоть до дня своей гибели в 1893-м, когда был застрелен в собственном кабинете городским сумасшедшим. Считается, что именно Алексеев превратил Москву из большой деревни в современный европейский город. Что же успел сделать городской голова за семь лет своего правления?


У Николая Алексеева была отменная родословная. Его предками по отцовской линии была семья ярославских крепостных крестьян графа Шереметьева, получившая в середине XVIII века вольную. Их старший сын добился не только звания купца первой гильдии, но и должности бургомистра московского магистрата. Дальнейшие поколения Алексеевых благодаря своей предприимчивости становились богатыми предпринимателями, владельцами фабрик и заводов, а еще - видными представителями творческой интеллигенции. Так, все дети потомственного почетного гражданина Москвы Сергея Владимировича Алексеева и его жены-француженки пошли по театральной стезе. Самым известным из них был Константин Сергеевич Станиславский, который, как и его коллега Немирович-Данченко, тоже имел вторую часть фамилии - Алексеев. Все многочисленные братья и сестры Станиславского стали актерами или режиссерами.

Что касается родственников Николая Алексеева по материнской линии, то все они представляют знаменитую семью нежинских греков Бостанжогло, создавших в России табачную империю. Впрочем, браком отца Николая Алексеева, Александра Владимировича, с наследницей греческого купеческого рода Елизаветой Михайловной родственные и свойственные связи Алексеевых и Бостанжогло не ограничились. Эти семьи переплетались еще много раз в течение XIX и XX веков.

Николай Алексеев, у которого фамильные алексеевские черты – быстрота, решимость и энергичность – сочетались с хитростью и утонченностью греков Бостанжогло, быстро шел в гору. Он успешно управлял несколькими крупными семейными предприятиями, возглавил правление торгового и промышленного товарищества «Владимир Алексеев» и одновременно занялся городской политикой – стал гласным (то есть, членом собрания с правом решающего голоса) Московской городской думы. В ноябре 1885 года он был избран городским головой и стал ведать всем московским хозяйством. Должность головы была выборной – в отличие от генерал-губернатора, которого назначал император и которому голова подчинялся. Генерал-губернаторами Москвы при Алексееве были Владимир Андреевич Долгоруков и Сергей Александрович Романов.

Работал Алексеев так: часто выходил на московские улицы и записывал все просьбы и предложения, с которыми обращались к нему горожане. Заседания думы проводил быстро, сам докладывал энергично и по существу, умело оперируя цифрами, которые всегда прекрасно помнил. От выступавших гласных требовал лаконичности и деловитости. Он был человеком властным, иногда – бесцеремонным, это качество некоторые современники ставили Алексееву в вину. Впрочем, на фоне качеств положительных оно меркнет, к тому же без энергичного проявления собственной воли осуществить крупные алексеевские проекты, наверное, было бы невозможно.



Впрочем, городской голова вполне мог забыть о своих амбициях, если речь шла о пользе для города. Один из самых известных случаев, который описан во всех статьях об Алексееве, – то, как он встал на колени перед зарвавшимся купцом Ермаковым. Предыстория такая: Алексеев принял Москву с острым недостатком лечебных заведений. Не хватало даже обычных городских больниц – что уж говорить о психиатрических. Единственная на весь город Преображенская психбольница на 280 коек была переполнена. Доходило до того, что сумасшедших, которых невозможно было лечить дома, помещали в арестантские роты, и это было настоящим мучением для несчастных больных. Денег в городской казне на строительство психиатрических лечебниц не хватало, и Алексеев стал искать спонсоров. Он лично обращался к московским предпринимателям, уговаривая их выделить средства на богоугодное дело. Один из них, купец Ермаков, желая поглумиться над городским головой, сказал: «Поклонись мне в ноги – тогда дам миллион». Алексеев тут же бухнулся на колени, получил обещанную сумму, а потом сообщил, что охотно повторил бы ритуал и за гораздо меньшую сумму.


Миллион пошел на строительство больничного корпуса. Его возвели на участке купца Канатчикова за Серпуховской заставой, из-за чего всю психиатрическую лечебницу назвали «Канатчиковой дачей». В советское время она носила имя русского психиатра Петра Кащенко, а сегодня называется Психиатрической клинической больницей № 1 имени Н. А. Алексеева. Необходимо добавить, что в 1902 году, уже после смерти городского головы, его вдова Александра Алексеева пожертвовала деньги на строительство при больнице электростанции.

Пожалуй, самым важным делом, которое Алексеев сделал для Москвы, было сооружение городской канализации, остро необходимой городу с полутора миллионами жителей. Нечистоты тогда собирали в выгребных ямах прямо в городских дворах. Ямы эти периодически переполнялись, потому что ассенизаторскую бочку приходилось подолгу ждать. Загрязнялась не только почва, но и вода в питьевых колодцах. Москва-река переживала экологическую катастрофу. Алексеев настоял на том, чтобы канализация проектировалась для всего города, а не только для центральной его части, как настаивали власти.




Сначала надо было получить права пользования на земли для строительства сооружений и устройства полей орошения. Землевладельцы нещадно завышали цены, и если бы не красноречие и дар убеждения Алексеева, о проекте, наверное, пришлось бы забыть. И, тем не менее, только сумма процентов, выплаченных землевладельцам, превысила предусмотренную проектом стоимость устройства всей канализации. Разницу Алексеев покрыл из собственных средств. Кстати, официальные банкеты и приемы городской голова часто устраивал за свой счет.

Работы по прокладке первой очереди канализации начались в сентябре 1893 года, а через пять лет она заработала в полную силу. Москва была канализирована по сплавной раздельной системе, при которой в канализационные трубы поступали нечистоты и грязные воды жилых помещений, загрязненные воды фабрик, боен и бань. А атмосферные осадки и не загрязненные стоки фабрик шли в так называемую водосточную канализацию и спускались без очистки в Москва-реку.

Появление в столице водопровода – тоже заслуга Алексеева. Справедливости ради, надо заметить, что примитивный водопровод в Москве существовал и до Николая Александровича, но он не отвечал коммунальным нуждам быстро росшего города. Вода из Мытищинского водопровода самотеком поступала к водоразборным фонтанам, и обитателям частных домов приходилось набирать воду в них, а также в колодцах. Даже в многоквартирных доходных домах не было кранов: жильцам приходилось бегать с ведрами к ближайшей колонке.

При Алексееве город выстроил насосные станции, позволившие довести водопровод до каждого дома, и реконструировал магистральные водоводы. Строительство двух напорных башен у Крестовской заставы Алексеев финансировал лично. Сооружение водопровода началось в июне 1890 года, а закончилось в октябре 1892-го: 116 км труб, пожарные краны через каждые 100 метров. Он решил проблему со снабжением огромного города питьевой водой и был для своего времени настоящим чудом техники. Кроме своей несомненной пользы, они играли также и декоративную роль. К сожалению, в советское время прекрасные башни снесли.


Еще одна инициатива Алексеева, улучшившая экологическую обстановку в Москве, - вывод всех скотобоен за пределы города. Их перевели в Калитники – туда, где сегодня располагается Микояновский мясокомбинат. При Алексееве вышел важный закон, запрещавший строительство в Москве (в черте Садового кольца) деревянных домов. Начался бум каменного строительства, что сделало облик города современным и значительно уменьшило количество пожаров.

Именно при Алексееве у стен Кремля заложили прекрасный Александровский сад, а также многие скверы и бульвары. Конечно, не обошлось без укладки новых мостовых и тротуаров.

Алексеев – это строительство и Верхних торговых рядов (современный ГУМ), и Купеческого клуба (нынешний театр Ленком), и Политехнического музея, и Исторического музея, без которого сегодня немыслим архитектурный ансамбль Красной площади. При Алексееве было не только построено здание Третьяковской галереи, но и открыт в нем музей – по личной договоренности городского головы с коллекционером Сергеем Третьяковым. Николай Александрович состоял попечителем многих учебных заведений. При нем было построено около 80 школ и училищ, многие - на личные средства Алексеева.







Его избирали на пост городского головы три раза. Он уже шел на четвертые свои выборы, когда случилось непоправимое. В день голосования 9 марта 1893 года, во время приема посетителей, в кабинет городского головы вошел человек по фамилии Андрианов и выстрелил в Алексеева в упор. Было установлено, что убийца – сумасшедший, в кармане его пальто нашли записку: «Прости, мой жребий пал на тебя».

Богатырское здоровье позволило Алексееву прожить еще четыре дня. Он умер 13 марта. Москва прощалась со своим благодетелем пышно. Думский зал, где проходила гражданская панихида, украшало более 200 венков от различных учреждений и компаний, а проводить Алексеева в последний путь пришли 200 000 человек: люди стояли вдоль десятикилометрового пути траурного кортежа и плакали.

Николая Александровича похоронили в родовой усыпальнице Алексеевых на кладбище Новоспасского ставропигиального мужского монастыря. В 1918 году на его территории устроили концлагерь, а потом отдали Второму женскому исправительному дому. В конце 1920-х монастырское кладбище снесли, уничтожив могилу одного из лучших московских градоначальников.

Фото: mos.ru, weekend.rambler.ru, gotps3.ru, livejournal.com, vm.ru, photosight.ru

Поделиться статьей:
Подписаться на рассылку
Назад