Оставьте свой отзыв
Опрос
Что Вам понравилось в новой версии сайта?
Выберите из списка:
Размер шрифта:ААА
Цветовая схема:ААААА
Изображения:Выкл.|Вкл.
8 (495) 625-95-95 Телефон в Москве
8 (800) 775-95-95 Бесплатный звонок по России Круглосуточно
Версия для слабовидящих

Экспертиза поколения: Главгосэкспертиза России чествует ветеранов Великой Отечественной войны

8 мая, в преддверии Дня Победы, сотрудники Главгосэкспертизы России встретились с ветераном Великой Отечественной войны Иннокентием Григорьевичем Ивановым, с 1992 по 1996 год являвшегося главным специалистом Отдела объектов гражданского назначения и градостроительства Главгосэкспертизы.

Приветствуя ветерана, начальник Главгосэкспертизы России Игорь Манылов отметил героический подвиг целого поколения, представителем которого является Иннокентий Григорьевич, поколения, когда-то совершившего невозможное для того, чтобы над нашими головами всегда было мирное небо. «Такие герои, как вы, рядом с нами каждый день. И мы не можем перестать о вас помнить только потому, что война закончилась семьдесят лет назад. Ведь память - это и есть то, что создает наш мир. Поэтому мы выбираем помнить, всем сердцем гордиться фронтовиками и тружениками тыла и с горечью вспоминать тех, кто не вернулся с войны. Ведь нашей жизнью, этим бесценным даром, мы обязаны вам и вашим товарищам», - заявил Игорь Манылов.

Юность Иннокентия Григорьевича закончилась 22 июня 1941 года. За следующие пять лет вместе с войсками 3-его Украинского фронта он прошел всю страну и половину Европы. Он и его товарищи с боями освободили Днепропетровск и Днепродзержинск, юг Украины и значительную часть Молдавии, Болгарию и Югославию, большую часть Сербии, Венгрии и Австрии. Вспоминая о своих фронтовых буднях, Иннокентий Григорьевич рассказал о двух случаях, когда ему удалось спастись от верной гибели – и это стало настоящим чудом, которое произошло именно с ним:

- Когда мы шли на фронт, то были уверены, что мы все должны умереть, мы знали это каждый день, поэтому мы рвались в бой без оглядки, с мыслью, что нам не дожить до победы. И думали только об одном: как, интересно, будут жить поколения после нас? И вот я здесь, вместе с этим поколением, а ведь мог погибнуть на фронте, и не раз... Например, однажды наш артиллерийский полк шел в наступление на Кривой Рог. Мы остановились в деревушке неподалеку, офицеры собрались в штабе на совещание. И тут мы услышали свист пролетающего над головами снаряда. Я сразу отметил, что все последующие летели с одинаковым интервалом. Когда командир полка позвал меня в штаб батальона получать задачу перед наступлением, я не сразу пошел, но задержался понаблюдать. Что-то в этом свисте снарядом было такое, что заставляло задуматься. И тут на левом фланге из дальнобойного орудия полетели снаряды: причем первый немного не долетел до хаты, где был расположен штаб, а второй – перелетел. Я закричал: «Вилка!». Штаб оказался в так называемой «вилке» - это прием, используемый в артиллерии, когда корректировщики, используя средние величины между значениями установок стрельбы после первого и второго выстрелов, если они не слишком различаются, показывают, когда артиллеристу открывать огонь на поражение. Все выскочили из штаба и бросились в сторону форсируемого оврага. Штаб был уничтожен третьим снарядом, который, как я и предполагал, был целью предыдущего пристреливания: всю хату срезало начисто. И в эту долю секунды я понял, что немецкие корректировщики увидели, куда именно побежали наши офицеры и солдаты, и непременно будут обстреливать этот овраг. В тот же момент прогремел взрыв - артиллерийский снаряд попал в овраг. А я задержался всего лишь на долю секунды и не дошел до него.

Иннокентий Григорьевич – единственный из группы, кто выжил в тот роковой день. Он был ранен и контужен, но вскоре вернулся в строй. Другой счастливый случай сохранил жизнь на тот момент молодого сержанта, когда он с простреленной ногой в очередной раз лежал в госпитале. Счастливый случай оказался словом «художник». 

- Мы, шестеро раненых, лежали в госпитале в Днепродзержинске, когда в нашу общую палату зашел лейтенант и спросил, есть ли здесь кто-то, кто хорошо рисует. Нужен был художник для прорисовки агитационных плакатов и листовок. Мой погибший брат был художником, и я тоже с детства неплохо рисовал, но внезапно застеснялся. Двое солдат вызвались, а я от нечего делать тоже увязался за ними. В результате они не справились с задачей, и решили попробовать меня. Так я стал художником-радистом. Позже нас перевезли в Карелию, где местный начальник госпиталя и его супруга – большие театралы – организовали с привлечением талантов из числа раненых собственный любительский театр, для которого я оформлял декорации. Потом приехала комиссия из штаба фронта, и нас всех выписали и отправили в запасной полк, где собирали всех раненых. Через месяц нас построили, сводили в баню, дали новое обмундирование и отправили на вокзал. По дороге нас догнал солдат и передал командиру записку с моим именем. Меня вызвали в штаб полка для знакомства с неким ефрейтором Борисом Писаревым. Прибыв на место, я увидел интеллигентного вида человека, на котором даже форма толком не сидела, - настолько он был не военный. Писарев оказался полковым художником и ему нужен был помощник. Хотя до войны я учился на ветеринара, и в графе «гражданская специальность» у меня значился «веттех» (ветеринарный техник), после того, как в госпитале столько раз приходилось рисовать, я и в документах сменил специальность на художника. Так меня и отобрал Писарев. Я остался в штабе, а мой отряд бывших раненых сел в поезд, который вскоре разбомбили во время налета. И снова выжил только я… 

Он прошел всю войну и все-таки дожил до победы. Минули десятилетия. Жизнь Иннокентия Григорьевича была полна людей и городов, работы и чувств, семейных радостей и исторических событий, которые он переживал вместе со всей страной. Одним из значимых периодов уже в мирной жизни ветерана стала работа в государственной экспертизе. Но война осталась с Иннокентием Григорьевичем навсегда, наложив отпечаток на характер, оставив воспоминания, мелькающие как на кадрах кинопленки, перед глазами и остающихся такими же живыми и по сей день. И, как и тогда, они дают Иннокентию Григорьевичу жажду жизни и понимание ее бесконечной ценности, любовь к труду и к людям, желание великого настоящего и радостного будущего для своих детей, внуков и всех людей на планете, которых он защитил когда-то от тех ужасов, что несла с собой война. Война, на которой он был готов умереть, но которую прошел и стал победителем.

Главгосэкспертиза России поздравляет всех с наступающим Днем Победы!

Фото  -  из 
Поделиться статьей:
Подписаться на рассылку
Назад