Оставьте свой отзыв
Опрос
Что Вам понравилось в новой версии сайта?
Выберите из списка:
Размер шрифта:ААА
Цветовая схема:ААААА
Изображения:Выкл.|Вкл.
8 (495) 625-95-95 Телефон в Москве
8 (800) 775-95-95 Бесплатный звонок по России Круглосуточно
Версия для слабовидящих

Мир детства в мире инноваций

Эксперты и проектировщики обсуждают пути развития детской инфраструктуры в России

Большой опыт экспертов Главгосэкспертизы России в проведении государственной экспертизы проектной документации объектов детской инфраструктуры позволяет выделить основные тенденции и проблемы, возникающие при реализации проектов детских оздоровительных учреждений и других объектов, предназначенных для длительного пребывания детей. Ключевые вопросы проектирования детской предметно-пространственной среды в условиях быстро развивающихся технологий на фоне устаревающей нормативно-правовой базы, сформированной еще в советские времена, становятся очевидными в процессе рассмотрения того же лагеря «Артек», где полученный в наследство дух советского коллективизма «встретился» с самыми последними тенденциями в организации пространства для проживания, образования и развлечения ребенка как личности, требующей индивидуального подхода. Среди домиков и костровых, построенных когда-то по проектам архитекторов Анатолия Полянского и Натальи Гиговской, вырастают, на первый взгляд, совсем чуждые среде корпуса «без стен», образовательный центр без парт и классов, спортивные зоны, оборудованные под совершенно новые для этого лагеря виды спорта, в том числе для скалолазания и подводного плавания. При этом многие из реализуемых объектов были задуманы еще в советское время, но получили жизнь только сегодня, в своем новом воплощении, которое вовсе не конфликтует со сложившейся за столетие инфраструктурой, но напротив врастает в нее.

На базе «старого доброго» создается новое инновационное детское пространство, пусть даже не без сопротивления системе: из-за отсутствия необходимых нормативно-правовых актов или их недостаточности. Здесь на помощь проектировщику приходят эксперты: совместными усилиями стороны находят компромисс, как воплотить максимум задуманного без нарушения требований к строительству тех или иных объектов. Но и эксперты признают: будущее – за новыми технологиями, а значит, пора браться за обновление стандартов и норм. Обсудить современный подход к проектированию детского пространства на примере «Артека» за круглым столом «Вестника государственной экспертизы» собрались заместитель начальника Главгосэкспертизы России Светлана Балашова, начальник Управления экологической экспертизы Главгосэкспертизы России Оксана Родивилова, начальник Управления объектов гражданского назначения Главгосэкспертизы России Андрей Зарубин, заместитель начальника Управления объектов гражданского назначения Геннадий Чистяков, главный специалист отдела объектов гражданского назначения Светлана Вашкевич, а также представители Проектного института уникальных сооружений «Арена» – генеральный директор компании Ерлан Бекмухамедов и его заместитель, архитектор Алексей Орлов.

ЕРЛАН БЕКМУХАМЕДОВ: В первую очередь, работа над проектом «Артека» – большая ответственность. Это место было центром притяжения и пионерского, и молодежного туристического движений, своего рода «Меккой» всех детей Советского союза, но остается знаковым и привлекает много внимания и сейчас. Главная задача, которую поставили перед нами с самого начала, – разработка концепции развития международного детского центра с общей вместимостью до десяти тысяч воспитанников. Уже на этой стадии мы столкнулись с множеством сложностей. Как без нарушения санитарно-эпидемиологических норм разместить 10 000 детей там, где раньше отдыхало 3500? Как обустроить десятки новых инфраструктурных объектов в Гурзуфе, на побережье Черного моря, где на каждом шагу памятники-парки, объекты культурного наследия, природоохранные зоны? И это при том, что территорию Артека не планируется расширять…

АЛЕКСЕЙ ОРЛОВ: Любой детский лагерь состоит из нескольких основных функциональных частей: это проживание, питание, образование, дополнительное образование, развлечение, спорт… Текущая концепция «Артека» подразумевает развитие по всем этим направлениям. В центре увеличивается не только жилой фонд, но и число школ, досуговых и спортивных помещений и площадей. Часть дружин реконструируется, часть строений – строится с нуля. На многое влияют те географические условия, в которых находится лагерь, сложившаяся транспортная инфраструктура, другие факторы. Помимо того, что почти все участки центра имеют тот или иной статус, имеет место быть сложный рельеф со сложившимися скалами, откосами, речками и другими «аномалиями». И это, наверное, основное внешнее исходное, влияющее на архитектуру и принимаемые нами конструктивные решения.

СВЕТЛАНА БАЛАШОВА: Стоит отметить, что большинство детских учреждений подобного типа строятся в зеленых местах, на берегах рек или морей. В результате каждый раз при проектировании и экспертизе такого детского объекта мы встречаемся с трудностями, связанными с размещением таких объектов на особо охраняемых территориях или участках, имеющих ограничения природопользования.

ОКСАНА РОДИВИЛОВА: Да, это так. Очень часто получается, что под эгидой развития детского отдыха проектирование концентрируется на сегментах технологий и инженерного обеспечения, и проектировщики до захода на экспертизу не обращают достаточного внимания на моменты, связанные с естественной средой: на природные, экологические, географические и иные аспекты. Зачастую, в ходе экспертизы объектов социальной и, в частности, детской инфраструктуры, с проектировщиком приходится проделывать огромную совместную «работу над ошибками».

Есть множество ограничений для размещения детских рекреационных учреждений. Если объект возводится в водоохранной зоне, необходимо предусмотреть мероприятия по охране водных ресурсов и получить согласование полномочных органов Росрыболовства. При размещении объектов в рекреационных зонах, в границах особо охраняемых при- родных территорий, необходимо предусмотреть мероприятия, позволяющие защищать животный и растительный мир этих территорий. И в таких местах в принципе не всегда можно размещать объекты, рассчитанные на большое количество людей и тем более детей, явно неготовых «охранять» какие-то виды растений, произрастающих на защитных территориях. Проектировщики обязаны пройти государственную экологическую экспертизу в органах Росприроднадзора, положительный результат которой должен быть представлен уже до окончания нашей государственной экспертизы. Еще одна проблема: особенности климатической зоны размещения объекта. Из-за близости воды, избытка солнца, в помещениях, где бывают дети, важно обеспечить оптимальный уровень освещения, температуры воздуха и влажности. Пляж современного детского лагеря должен быть обязательно оборудован всеми оптимальными для использования детьми удобствами, которые не будут загрязнять природу. Часто при строительстве учреждений для детского массового отдыха заказчик рискует попасть на объекты культурного наследия, а Черноморское побережье, где находится «Артек», – это просто «рай» для археологов. Чтобы построить что-либо в границах объекта культурного наследия, необходимо получить согласование уполномоченного органа в области охраны объектов культурного наследия, представив перечень мероприятий по спасению этого объекта. Зато здесь есть очевидные плюсы: после такого строительства наши музеи пополняются довольно большими коллекциями артефактов.

АЛЕКСЕЙ ОРЛОВ: Да, археологические изыскания являются обязательной частью современного проектирования на территориях исторических поселений. К примеру, на территории «Солнечного» (один из лагерей «Артека» – ред.) мы с коллегами-археологами провели целый комплекс работ: раскопки, консервацию, а в скором времени нас ждет музеефикация археологических находок. Например, мы обнаружили остатки базилики VI века н.э., вокруг которой существовало небольшое поселение.

ЕРЛАН БЕКМУХАМЕДОВ: А еще у нас есть вожатские корпуса в лагерях «Лесной» и «Полевое», где наблюдается «супер-факт» по отношению к природе: ради сохранения попавшей в зону строительства уникальной метасеквойи – единственной секвойи на территории «Артека». Чтобы сохранить это одно из древнейших деревьев на планете, мы решили сделать фасад одного из корпусов изогнутым.

ОКСАНА РОДИВИЛОВА: Проблематика размещения объекта, с точки зрения экологических и культурных ограничений, это только один аспект экспертной деятельности. Так, Управление экологической экспертизы также рассматривает проектные решения в части санитарно-эпидемиологического благополучия населения и безопасности объектов, и, естественно, детским учреждениям с этой точки зрения уделяет особое внимание. Первое, что проверяет наш санитарный врач: достаточно ли площади проектируемого объекта для размещения желаемого количества детей, исходя из тех самых современных норм. Не стоит забывать и про персонал, который также должен быть обеспечен благоприятными условиями для работы и проживания. Советские лагеря были несколько «спартанскими», а сейчас требования совершенно другие, и когда мы смотрели проекты реконструкции существующих лагерей и корпусов «Артека», столкнулись с этим в полном объеме.

АЛЕКСЕЙ ОРЛОВ: Конечно, в сравнении с советским периодом изменились своего рода «стандарты» к условиям, в которых люди привыкли жить. Раньше для детских лагерей были нормой большие «палаты», рассчитанные на десятки человек, общие санузлы. Сейчас каждый жилой номер, даже коллективный, обладает полным набором сервиса, к которому мы привыкли. Что касается объектов для спорта, то здесь изменились не столько количественные, сколько качественные показатели. Среди игр, в которые сегодня играет ребенок, не только привычные волейбол, футбол, прыжки и подтягивания, но и «экзотические» для любого советского школьника скалолазание, подводное плавание и другие современные виды активного отдыха. Концепцию организации спортивного пространства «Артека» мы разрабатывали совместно с администрацией лагеря, с педагогическим и инструкторским составом. Такую тесную работу с грамотным заказчиком, который четко знает, что ему нужно, стоит отметить как важную часть современного подхода к проектированию такого рода сооружений. Отдельное внимание мы уделили созданию условий для размещения и перемещения представителей маломобильных групп населения. В «Артеке» это принципиально: дети и взрослые с ограниченными физическими возможностями должны присутствовать в коллективе. Чтобы создать комфортные условия для них, мы просчитываем все пути и возможные места их пребывания, прорабатывая неразрывные маршруты, по которым они смогут свободно перемещаться вместе с остальными воспитанниками.

СВЕТЛАНА БАЛАШОВА: Один из новых объектов «Артека» у нас вызвал особый интерес – это новая Костровая. Для нас, людей зрелого возраста, Костровая подразумевает собой некую площадку со скамеечками по кругу, поэтому мы были очень впечатлены, когда в ходе экспертизы увидели проектные решения по преобразованию главной Костровой лагеря практически в «мини-стадион» с участком, предназначенным для разжигания костра.

АЛЕКСЕЙ ОРЛОВ: Я бы уточнил, что новая костровая представляет собой своего рода гибрид стадиона с театром под открытым небом. Теперь костровая «Артека» – сооружение с полным набором сервисных помещений: медицинский пункт, сложнейший комплекс аппаратных для видео-, аудио- и других медийных технологий.

ЕРЛАН БЕКМУХАМЕДОВ: И это не прихоть, а необходимость. В «Артеке» проходит множество разноплановых мероприятий: от музыкальных фестивалей до турниров детского КВНа, интерес к которым просто огромен. Здесь отдыхают одаренные ребята, но за счет высокого уровня подготовки педагогического состава и профессионализма организаторов показательные выступления в лагере превращаются в настоящие шоу, где дети – абсолютно подготовленные профессиональные артисты.

ГЕННАДИЙ ЧИСТЯКОВ: Я могу это подтвердить, как бывший артековец, который был в Артеке во время пятой международной смены – в 1970 году, что и тогда у артековцев времени бездельничать совершенно не было. Лагерь и в те времена был уникальным, передовым по своей архитекторной мысли. Когда я знакомился с проектной документацией по реконструкции существующих и строительству его новых объектов, мне было вдвойне интересно узнать, насколько все изменится в сравнении с тем, что отложилось в моей детской памяти. Могу сказать, что здесь процесс проектирования прошел на совершенно ином, новом уровне. При этом была сохранена уникальная местная пространственная среда: дух открытости, перетекания внутреннего и внешнего пространства, то, что было заложено предыдущим поколением архитекторов.

АЛЕКСЕЙ ОРЛОВ: Приступив к работе, мы провели историко-архитектурный анализ: подняли архивные материалы, нашли то, что должно было быть реализовано на территории лагеря в советский период, и постарались подхватить идеи, планировочные тенденции и черты архитектуры, которые уже были заложены авторами изначального «Артека», реализовать их уже в новых объектах на новых территориях. Хотя буквально «новых» земель у центра не будет, мы задействуем ранее неосвоенные участки лагеря.

ЕРЛАН БЕКМУХАМЕДОВ: Что касается образовательного процесса, то сегодня на площадке «Артека» происходит максимальная трансформация учебных помещений. На территории центра будет построен отдельный образовательный комплекс, где будет сформирована творческая среда, и представлены последние технологии: например, дети смогут получать информацию в голографическом виде. Мы отказались от стандартных прямоугольных классов в пользу классов «без границ» – без парт и перегородок. Аудитория в прямом смысле слова станет свободной. Как пример успешной реализации подобных проектов можно, кстати, привести не только «Артек», но и строительство частных школ, которые появляются сегодня в России – скажем, школа, построенная в подмосковном совхозе имени Ленина.

ГЕННАДИЙ ЧИСТЯКОВ: Вообще проблематика проектирования объектов для детского развития и обучения – отдельная тема, требующая повышенного внимания. Сегодня мир детства – это особая, сложно организованная предметно-пространственная среда, которую определяют социально-бытовые, общественные, материально-духовные условия жизни ребенка. Когда создается новое нестандартное образовательное учреждение, как происходит в случае «Артека», или проводится реконструкция существующих детских садов и школ, при прохождении экспертизы неизменно возникают определенные сложности. В случае реконструкции – выясняется, что заказчик не всегда знает, как привести морально и физически устаревшее здание в условиях сложившейся многолетней застройки в соответствие с действующими нормативными актами, особенно касающимися противопожарных и санитарно-эпидемиологических требований. Кроме того, как и в случае строительства новых объектов, мы сталкиваемся с тем, что некоторые пункты действующих нормативно-правовых актов по детским учреждениям противоречат принципам современного проектирования. В результате в поступающих проектах эксперты выявляют большое количество ошибок, которые объясняются не столько непрофессионализмом проектировщика, сколько тем, что нормативно-правовая база развивается куда медленнее, чем технологии, применяемые при проектировании объектов детской инфраструктуры.

СВЕТЛАНА БАЛАШОВА: Стоит отметить, что проектная организация, которая берется за проектирование именно детских учреждений, должна обладать соответствующей квалификацией. Мы все чаще встречаемся с тем, что многие компании работают не по профилю, а это неизбежно приводит к несколько неожиданным и необоснованным проектным решениям, с которыми нам приходится сталкиваться в процессе экспертизы, понимая, что результат экспертизы может быть отрицательным. Зачастую ключевыми вопросами при проектировании такого типа объектов являются вопросы технологии. А на них завязаны и архитектура, и конструктив…

СВЕТЛАНА ВАШКЕВИЧ: Да, работая с подобными объектами, мы часто сталкиваемся со схожими проблемами: не на все функциональные типы зданий есть четкие нормативные требования. Между тем, это основа, которая необходима для того, чтобы проектировщик смог запланировать определенный набор помещений нужной площади, и вместе с заказчиком тщательно продумать и расписать: что и где на объекте будет размещено, сколько будет детей, где они будут находиться, как будут решаться вопросы питания и гигиены, обучения и отдыха детей и так далее. В случае «Артека» наиболее сложной является задача по увеличению вместимости лагеря без использования дополнительных площадей при обязательном соблюдении нормы площади жилых помещений, а также размещения в помещениях всего необходимого оборудования и мебели. Кроме того, в подобного рода учреждениях непростая ситуация складывается с организацией питания. Чтобы обеспечить оптимальное качество питания в подобном климате, нужен целый набор помещений. Вышедшие на сегодня проектные решения по «Артеку» – это результат огромной кропотливой работы, как и проектировщиков, так и экспертов.

ЕРЛАН БЕКМУХАМЕДОВ: Тема питания и безопасности в детских учреждениях – это то, чем больше всего обеспокоены родители. Для «Артека» мы построили две, по-своему, уникальные столовые – «Теремок» и «Круг». «Теремок» получился в интернациональном стиле, что актуально для Крыма в первую очередь: по существу, Крым представляет собой такое смешение эпох и стилей, народов и государств, когда-то бывших на этом полу- острове, что, наверное, эклектика – единственно возможный подход. В нашем «Теремке» использованы элементы русской и татарской архитектуры. А «Круг» – это уже новая эпоха, в которой главный тренд – современность, но в которую привнесен своего рода оммаж работам Полянского и Гиговской. Концепт, заложенный архитекторами, сохранился, а внутренняя начинка уже соответствует всем современным тенденциям. Кстати, главное достоинство местной кулинарии – это производство собственного вкуснейшего мороженого, к созданию рецептов которого привлекают и самих артековцев.

АНДРЕЙ ЗАРУБИН: Архитектурные решения важны и очень значимы, но для того, чтобы объекты, о которых мы говорим, получили «жизнь», прежде всего, необходимо позаботиться об обеспечении их надежности и безопасности. Например, в случае «Артека» в одном месте, на одной территории сошлись не самые легкие для строительства любого, тем более детского, объекта условия – и геологические, и геофизические: это и сейсмика, и оползни, и ветер, не говоря уже о том, что лагерь располагается в районе с возможным образованием карстовых проявлений. В такой ситуации очень важно, чтобы проектировщик грамотно подходил к выбору конструктивной схемы и применяемых технологий. Но именно синхронизация схемопланировочных, генплановых, конструктивных, объемно-планировочных решений при научно- техническом сопровождении специализированными организациями строительного комплекса позволяет создавать великолепные объекты детской инфраструктуры. Как показывает практика, развитие архитектурного замысла немаловажно сопроводить точными и выверенными расчетами.

СВЕТЛАНА БАЛАШОВА: Хочу заметить, что в ходе нашей беседы красной нитью прослеживается основная проблема, с которой сталкиваются и архитекторы, и проектировщики, и эксперты: отсутствие и недостаточность требований законодательства применительно к такого рода объектам, учитывающих новые технологии проектирования и строительства.

АНДРЕЙ ЗАРУБИН: Действующие стандарты, своды правил и регламенты действительно требуют существенных изменений, так как условия жизни развиваются, появляются новые технологии и материалы, новые подходы к самому строительству и определению того, что нужно человеку, и это приводит либо к отступлениям от норм, либо к пониманию их недостаточности или выявления того, что норм, регулирующих этот сегмент нет вообще. И мы вынуждены разрабатывать специальные технические условия, которые тоже становятся фактором роста как затрат, так и времени реализации проекта. ГЕННАДИЙ ЧИСТЯКОВ: По существу, мы уже оказались на том этапе, когда инновации в проектировании детской предметно-пространственной среды сталкиваются с устаревшей нормативной базой, что не позволяет нам выйти на новый уровень проектирования и строительства.

СВЕТЛАНА БАЛАШОВА: Пришло время, когда регулятор должен обратить внимание на необходимость обновления стандартов и всех законодательных актов с учетом существующих достижений, в том числе в области проектирования детских учреждений. Будущее, как нам всем очевидно, за новыми технологиями, – и пора уже в него переходить.

Опубликовано в специальном выпуске журнала «Вестник государственной экспертизы».

Поделиться статьей:
Подписаться на рассылку
Назад